Новости История Каритас Богослужение Образование Культура Детям
 

Исторический очерк Православия, католичества и унии в Белоруссии и Литве

Большинство западно-русских владык соглашаются принять унию


В 1593 г. возведен был на брестскую епископию новый деятель унии, человек знатного рода, родственник князя Острожского, луцкий каштелян, сенатор Поцей, Поцей был человек большого ума и сильной воли. Он воспитывался в Краковской иезуитской коллегии, потом увлекся учением еретика Кальвина, затем перешел в православие и, наконец, согласился вместе с Терлецким принять унию. Общими усилиями, не без обмана, Поцей и Терлецкий склонили на свою сторону других епископов. Затеявшие унию владыки сносились и сговаривались с латино-польскими бискупами о том, как лучше оборудовать это дело. Король, которому главные вожаки доносили о ходе дела, обещал отщепенцам милости и награды в виде богатых .монастырей, обещал защищать их своею властью на тот случай, если бы восточные патриархи или ревнители православия в самой Западно-Русской Церкви призвали предателей к суду. Согласившиеся на унию притянули (в 1594 г.) почти насильно слабохарактерного митрополита Михаила Рагозу, составили грамоту на унию, и Терлецкий и Поцей повезли ее в Рим к папе. Еще до поездки их в Рим повсюду усиливались волнения по поводу затеянной владыками унии. Митрополит Михаил требовал к себе на суд Виленских священников за то, что бунтовали против него народ, и затем велел во всех церквах прекратить богослужение на шесть недель. А в то же время митрополит Михаил писал Острожскому и Скумину, что он отнюдь не изъявлял будто бы покорности папе и в грамоте ко всему духовенству изъявлял свою готовность стоять за православие до конца жизни. Другие владыки объявляли грамотами, что они приняли унию и грозили отлучением от Церкви тем, кто будет ей противиться.

Затеявшие унию владыки, искренно или неискренно, высказывались за созвание синода или общего съезда по делу унии. Поцей (17 марта 1595 г.) писал князю К. Острожскому, что, хотя бы все епископы согласились на унию, а христианство все на нее; не соизволило, такая уния была бы только напрасным трудом и бесчестием для них перед их овцами. «Да нам, – продолжает он, – и непозволительно начинать такое дело столь тайно, без собора и ведома всех братий наших меньших и прочих христиан, а особенно панов христианских». Созвания собора желали еще более все православные миряне. Но на просьбу об этом К. Острожского перед королем последний отвечал отказом, справедливо опасаясь несогласия большинства русских на унию. Сигиз- мунд со своей римско-католической точки зрения не считал необходимым обычный церковный синод (с участием низшего духовенства), а тем более–съезд вместе с духовными и мирских людей по делу унии. «Судить о спасении (душ)–дело пастырей, –писал кораль К. Острожскому,–за которыми мы обязаны следовать не спрашивая, а делая так, как учат они, которых Дух Господень поставил нам вождями до конца жизни нашей».



<< Предыдущая :: Следующая >>