Новости История Каритас Богослужение Образование Культура Детям
 

Исторический очерк Православия, католичества и унии в Белоруссии и Литве

Большинство западно-русских владык соглашаются принять унию


Иезуит Поссевин советует папе ввести унию

Иезуиты не могли не воспользоваться такими благоприятными для них обстоятельствами. Еще в 1581 г. папа посылал в Москву иезуита Поссевина для переговоров с царем Иоанном Грозным о соединении Русской Церкви с Католической. Но Иоанн IV совершенно разрушил надежды папистов. Чтобы поправить эту неудачу, Поссевин, возвратившись в Рим, обратил там внимание на Западно-Русскую Церковь в польско-литовском государстве и предложил начать с нее массовое окатоличивание Руси. При этом Поссевин указал на унию, как на удобнейший способ приведения русских к латинству. Он советовал, чтобы папа дозволил православным до времени удержать свои обряды и богослужение и оставил за священниками право вступать в брак по греческому обряду. Иезуиты рассчитывали, что под покровом унии можно незаметно ввести учение латинян и потом незаметно же снять покров с православных и объявить их католиками. Мысль об унии охотно поддержали папы римские, которые требовали лишь признания главенства папы, а православные обряды и прочее готовы были оставить за униатами. Образцом унии служила известнаянам Флорентийская уния, бывшая за полтораста лет перед этим и неудавшаяся тогда ни на Востоке, ни в России.

Большинство западно-русских владык соглашаются принять унию

Мысль о вероисповедной унии была окончательно выработана и применена к делу при короле литовско-польском Сигизмувде Ш (1587–1632). Сын швед- ского'короля, Сигизмунд Ш был воспитан и возведен на польский престол при помощи иезуитов. При 'Сйгизмунде III, в 1690 г., известный иезуит Скарга вновь издал свою книгу «О единстве церкви». Здесь он прямо говорил, что забота об унии составляет долг не одного- католического духовенства в Литве и Польше, но и долг короля и католических панов, и особенно русских владык. Согласно наставлению Скарги, Сигизмунд Ш вошел в тайные сношения с одним из западно-русских архиереев, епископом луцкйм Кириллом Терлецким. Терлецкий, стоявший выше других по уму и образованию, был недоволен тем, что Патриарх Константинопольский Иеремия не возвел его в митрополиты; митрополит Михаил Рагоза был недоволен тем, что тот же Патриарх, не доверяя ему, стеснил его власть, поставив особого экзарха, т.е. наместника (Кирилла Терлец- кого), и дав ему право надзора и суда над всеми епископами; епископ львовский Балабан недоволен был тем, что в его ссоре с Львовским братством патриарх оправдал братство; все владыки были недовольны вмешательством мирян в дела Церкви, зависимостью от Патриарха, расширением прав братств. «Как,–говорили владыки, – какой-нибудь сходке ремесленников, седельников, кожевников, неучам в вере дать право составлять приговоры о делах церкви!» Все более и более склонялись к мысли, что только подчинение папе может возвысить и улучшить положение духовенства и Церкви. Иезуиты старались усилить раздражение владык и затем указывали, как легко им выйти из тяжелого положения и принятием унии получить и независимость, и выгоды. Мысль об унии уже давно была не чужда западно-русским владыкам. Многие из них получили образование в иноверческих шкалах и не были привержены к православной вере; паству свою они презирали; образом жизни старались сблизиться с латинскими бискупами, завидуя высокому положению последних. Мысль об унии распространялась все шире; о возможности унии начинали теперь думать и некоторые православные, доселе чуждавшиеся всякого сближения с латинством. Приезд Патриарха Иеремии в Литву (в 1588–1589 г.) показал, как трудно исправить давно вкравшиеся церковные беспорядки, и многие падали духом. Между тем приверженцы унии, и в особенности иезуиты, сумели представить ее так, что для многих она уже не показалась изменой православию. Многие думали, что она может состояться при самых ничтожных уступках в церковных вопросах, а между тем православные получили бы права, коих они лишены; прекратились бы гонения и притеснения. Некоторым колеблющимся внушалось, что с принятием унии вполне сохранится чистота учения Православной Восточной Церкви. Единственная разница будет в том, что православные, вместо подчинения патриарху, зависящему от султана и бесславному, изъявят покорность Папе Римскому, который в силах защитить Церковь и восстановить в ней порядок.



<< Предыдущая :: Следующая >>