Новости История Каритас Богослужение Образование Культура Детям
 

Исторический очерк Православия, католичества и унии в Белоруссии и Литве

Католичество при Сигизмунда I и Сигизмунде II Августе


. Русская народность в Литве и западной России была еще сильна и при последних Ягайловичах Сигизмунде I и Сигизмунде II Августе. Теперь, как и прежде, к этой народности принадлежало громадное большинство населения литовско-русского государства и всех сословий его. Это население православное, имевшее в своей вере и родной церкви главную опору своей народности. Но эта же народность продолжала теперь, как и прежде, держаться и в среде литовцев римско-католиков, которые, хотя и были соединены с поляками по вере, но считали себя соотечественниками и собратьями русских православных по единому литовско-русскому государству, хотя и союзному с Польшей, но отдельному от нее, и по русскому языку, как народному и государственному языку для областей и земель всего Великого Княжества Литовско-Русского. Русский язык был тогда во всеобщем употреблении. Как в настоящее время католики и православные белорусы в деревнях говорят исключительно по-русски, так в те времена только по-русски, а не по-польски говорили католики не только в деревнях, но и в городах и местечках. Пригородные: литвины в городах говорили также по-русски. Русский язык был языком литовской «государевой рады», хотя в этой раде заседали литовские латинские епископы и паны латинской веры. Дарственные грамоты и записи князей в пользу католических каноников виленского капитула писались в то время на русском языке, так же, как почти все прочие деловые бумаги. Точно так же на русском языке совершалось у католиков и, так называемое, дополнительное богослужение, а именно: пение и чтение молитв, произношение проповедей в костелах и т.п. На польском языке первая печатная книга явилась в Литве в 1555 г., т.е. спустя 30 лет после печатания русских книг.

: Веротерпимость Сигизмунда I и особенно сына его Сигизмунда П Августа была причиной того, что в Литве и Западной Руси быстро распространилось протестантство и другие еретические секты, враждебные Риму и даже вовсе отрицавшие сущность христианства. Старое, лжеучение Римской Церкви, будто папа есть глава всей Христианской Церкви, единый наместник Божий и Христов на земле, принесло свои плоды. Власть пап, как духовное иго, стала в тягость даже многим римско-католикам. Последние не могли сносить некоторых злоупот- ^^ реблений. Особенно не нравилась им продажа индульгенций, т.е. папских грамот на отпуск грехов. Папские монахи продавали за деньги эти грамоты, уверяя, что кто заплатит и купит их, тот избавит себя от вины за грехи или же освободит из какого-то чистилища своих умерших родителей или родных. Многие римско-католики выражали также недовольство, что в Римской Церкви богослужение совершается не на понятом народу языке, а на латинском, что на том же далеко не всем понятном языке читается и само слово Божие. Вожаками восстания против Римской Церкви, как Церкви папистичес- кой, а не подлинной христианской, явились более отважные из самих латинских ксендзов и монахов, каковы: немец Лютер и француз Кальвин. Многие страны со своими князьями и государями отпали от папской, или Римской Церкви. Они называли себя протестантами, т.е. противниками, обличителями неправд Римской Церкви. Назывались они также лютеранами и кальвинистами по имени Лютера и Кальвина. Скоро из разных стран Западной Европы стали приходить в Польшу и Литву учители и проповедники новых учений и толков. Они нашли здесь немало последователей среди поляков и литовцев из римско-католиков, которым стало в тягость иго папской власти. Иные жё увлекались новыми учениями и толками просто по их новости и заманчивой свободе, льстившей панской вольности. По словам знаменитого польского проповедника Скарги, католик в то время был редкостью во всей Литве, особенно между панами, и католический священник едва мог показаться на улице в Вильне. Из нескольких сот латинских приходов в собственной Литве уцелело от протестантства едва шесть. Клянггоры пустели, ксендзы спешили жениться. Незадолго перед этим не хотели принять в сенат князя Острожского, потому что он был православным. Теперь же в литовском сенате почти все сенаторы были не латиняне. Буря споров, раздоров, сомнений из-за различных вероучений не коснулась только простого русского народа. Он не понимал этих споров, а в простоте души горячо верил, что Церковь Православная есть единая, истинная и святая; он молился перед своими древними иконами на старом славянском языке. В минуты тяжких притеснений за веру он, конечно, вспоминал, что за рубежом Литвы живут сильные единокровные и единоверные его братья, у которых такие же храмы, те же предания, те же молитвы. Он, без сомнения, не терял надежды, что когда-нибудь Русь московская протянет ему руку помощи.



<< Предыдущая :: Следующая >>