Новости История Каритас Богослужение Образование Культура Детям
 

Исторический очерк Православия, католичества и унии в Белоруссии и Литве

Католичество при Александре II


Католичество при Александре II

Воспользовавшись случаем коронации императора Александра II в 1856 г., римский двор, по прежним примерам, отправил в Москву особого посланника с письмом к императору. В этом письме (4 августа 1856 г.) папа просил государя «довершить дело, начатое его родителем». Посланнику папы было поручено заявить императорскому правительству различные притязания римского двора. Со вступлением на престол императора Александра П папа жаловался, между прочим, на сокращение числамонастырей, на закрытие училищ при монастырях и на подчинение монастырских властей епископам, жаловался на известный закон о смешанных браках и особенно настаивал на назначении особого нунция при русском дворе. Эти притязания папского двора не были, конечно, удовлетворены. А дерзость римско-католического духовенства возрастала все более и более. Во время последнего польского мятежа 1863 г. римско-католическое духовенство стало самым ревностным проповедником мятежа и горячим участником во всех его действиях. Происходя большей частью из шляхты и непосредственно соприкасаясь, по роду своего служения с простым народом, оно могло простирать свое влияние на все сословия. Как безбрачное сословие, оно имело особенное влияние на женщин, а через них и на всех членов семьи1. Почти во всех костелах явно продавались печатные сборники революционных песен, а также портреты предводителей восстания. Монахи ставили перед монастырями статуи Пресвятой Девы и святых, зажигали лампады и свечи и сзывали толпы народа для пения возмутительных гимнов. Духовные семинарии и академия также готовили руководителей мятежа. Профессор Санкт-Петербургской римско-католической духовной академии ксендз Фелинский, впоследствии архиепископ варшавский, учил своих питомцев, между прочим, следующему: «Власть духовная совершенно различна от светской. Эта последняя установлена только для поддержания порядка, и мы обязаны ее почитать, как от Бога установленную, хотя бы онаи была зла, но повиноваться ей должно только в том случае, когда ее распоряжения не противоречат церковному праву. Между тем с властью духовной соединена благодать. От папы, как от главы церкви, изливается благодать и на всех членов церкви»... «Что касается до заговоров и тем паче участия в войне, соединенной с присягой,–говорит в другом месте ксендз Фелинский, –тони дозволять этого нельзя, ни также запрещать совершенно на исповеди, но мы должны напомнить и предостеречь кающегося, чтобы не участвовал. Если же замечается, что в его действия не входит никакой личный расчет, что он делает это для общего, по его мнению, блага, то совершенно ему отказывать в разрешении не можем». Наставления ксендза Фелинского не пропали даром. К мятежу пристало все латинское духовенство за немногими исключениями, и эти немногие личности постоянно хранили подозрительное молчание. Римский двор со своей стороны постоянно поддерживал и возбуждал римско-католическое Духовенство к противодействию законной власти. Это доказали действия епископов Гутковского, Ржевуско- го и самого Фелинского. Заручившись конкордатом с Россией (в 1847 г.), римский двор поощрял польский мятеж 1863 г. и возбуждал европейские державы к вмешательству в наши внутренние дела. Правительство папы Пия IX находилось в постоянных правильных сношениях с мятежной шайкой, именовавшей себя польским народным правительством. В Риме находился поверенный в делах этого подпольного правительства. В1863 г. римский престол предписал совершать торжественные молебствия за Польшу во всех католических странах.



<< Предыдущая :: Следующая >>