Новости История Каритас Богослужение Образование Культура Детям
 

Исторический очерк Православия, католичества и унии в Белоруссии и Литве

Католичество при Павле /


Мудро устроив управление в России Католической Церковью, Екатерина Великая допустила, однако, непоправимую ошибку, оставив в Белоруссии орден иезуитов, – после того как он был уничтожен папой Климентом XIV во всех других государствах Европы – и вверив ему воспитание юношества. Императрица имела в виду сделать этот орден противником папских притязаний на Римско- Католическую Церковь в России. Но этот расчет не оправдался. Иезуиты скоро успели развратить юношество, воспитав в нем пламенную приверженность к латинству и полыцизне; они также задержали на время неизбежное падение унии. Снискав расположение самой императрицы, иезуиты считали для себя стеснительной зависимость от католического архиепископа. И вот они стали употреблять против Сестренцевича всякого рода происки и производили замешательство в правильном устройстве духовного католического управления в России.

К концу царствования Екатерины II иезуиты имели в Белоруссии 6 коллегий, 10 миссий, два но- вициатских дома и до 200 членов1; владели почти 14 тыс. крестьян, несколькими фабриками и заводами, мельницами, огородами, лугами и проч. Богатства ордена простирались свыше 3 млн руб. Правда, оставляя иезуитов, Екатерина строго запрещала им совращать других в католичество и внушала белорусскому губернатору «недреманно» смотреть за ними, как за «коварнейшими из всех прочих латинских орденов». Но что значили эти запрещения и внушения, когда сам генерал-губернатор Чернышев и даже всесильный в то время князь Потемкин и князь Безбородко были покровителями иезуитов! Иезуиты не только успели совратить в католичество много православных, но и укоренить в латинстве весьма еще неокрепших в нем белорусских униатов.

Католичество при Павле /

Особенно вредной оказалась деятельность иезуитов при императоре Павле I. Он освободил из изгнания в Сибири несколько сот поляков и возвратил им отнятые у них имения, выведя из последних русских, которым взамен были дарованы имения внутри империи. Затем император Павел I восстановил в Западной России литовский статут, от которого там уже успели отвыкнуть, дозволил дворянам собирать сеймики для выбора (вместо предводителей дворянства) маршалков и др. чинов. Поляки при Павле I были введены в русское дворянство и русское чиновничество. Вследствие всего этого влияние поляков в Западной России сильно возросло, а вместе с тем увеличилось и значение католичества. Павел I подчинил даже униатов католическому управлению. Вообще латиняне были обласканы Павлом I. По внушению Сестренцевича учреждены были две новые латинские епископии (конечно, с целью пропаганды католичества среди православных) с изменением прежних. Во времена Павла I было шесть следующих епархий: архиепископия Могилевская, епископии Виленская, Жмудская или Самогитская, Минская, Луцкая и Каменецкая. В помощь каждому епископу положен был суффраган, а архиепископу назначено три суффрагана–для Могилева, Полоцка и Киева. В первые годы своего царствования Павел I благоволил к Сестренцевичу. В 1798 г. он присвоил ему сан митрополита и кардинала и выхлопотал у Рима для него и его преемников кардинальскую одежду. С этого времени митрополит поставлен был в такие отношения к другим католическим епископам в России, в каких обыкновенно стояли епархиальные епископы к своим суффраганам. В1797 г. при юстиц- коллегии был учрежден особый департамент для дел Римско-Католической Церкви, который в 1798 г. был совершенно отделен от коллегии и оставлен под властью митрополита как президента. Учреждением департамента римско-католических юстицких дел было положено начало коллегиальной форме управления Католической Церковью, которая существует до настоящего времени. Через указанное возвышение митрополит сделался полновластным главой всей Римско-Католической Церкви в России. Митрополит Сестренцевич старался вполне заслужить эту высокую честь для того, чтобы освободить Католическую Церковь в России от порабощения римскому двору, который нередко больше заботился о своих правах, чем о делах веры и нравственности. В 1798 г. Сестренцевич выработал регламент, которым латинские монашеские ордена еще более подчинялись епископской власти. Еще ранее Сестренцевичу удалось устранить из Санкт-Петербурга папского нунция, кардинала Литту, который уже стал было полновластно распоряжаться как представитель папы и как глава Римско-Католической Церкви в России. Но иезуиты не простили Сестренцевичу попытки ограничить их власть. При Павле I им удалось открыто водвориться в Петербурге. Здесь им был передан костел Св. Екатерины с доходами и имениями. Иезуит Грубер проник и ко двору. Грубер и его сторонники стали нашептывать государю, что Сестренцевич стремится присвоить папские права и может произвести этим замешательство в России. Козни иезуитов имели успех. Сестренцевич (11 ноября 1800 г.) лишен был власти и сослан в свои поместья в Могилевской губ., а на его место поставлен епископ Бениславский, друг Грубера, происходивший из иезуитов. С того времени Грубер и иезуиты еде- лались заправителями всей Римско-Католической Церкви в России. Тогда-то был сильно поколеблен установившийся при Сестренцевиче строй Католической Церкви в России. Новым регламентом 1800 г. епископы были освобождены от подчинения митрополиту; для ослабления его влияния у него отнято право назначать членов в римско-католический департамент, и выбор их предоставлен епархиям. Власть епископов была ограничена, а монашеские сословия, и особенно иезуиты, выдвинуты на первый план. При посредстве Павла I иезуиты исходатайствовали у папы в 1801 г. формальное признание их ордена в России. Теперь Петербург иБелоруссия стали казаться им слишком тесными. Они предлагали проект образования иезуитских миссий на окраинах России для обращения в христианство магометан и язычников. Но смерть императора Павла 1 остановила эти и другие их замыслы.



<< Предыдущая :: Следующая >>