Новости История Каритас Богослужение Образование Культура Детям
 

Исторический очерк Православия, католичества и унии в Белоруссии и Литве

Требование от униатов десятины в пользу латинян


Загоняемый подобными насилиями в унию русский народ не мог, конечно, искренно держаться унии. В глубине своей души он продолжал хранить старые свои верования, старые православные убеждения и искал только случая избавиться от насильно навязанной ему унии. Сами защитники латинства сознавались, что все униаты или открытые схизматики (православные), или подозреваются в схизме.

Недоброжелательство и презрение латинян к униатам. – Требование от униатов десятины в пользу латинян

Уния в первое время своего существования была очень близка к православию. Так, например, от совращаемых в унию священников не требовали подчинения римскому престолу, как это требовалось впоследствии от всякрго униатского священника при его рукоположении; не произносил он символа веры с прибавлением «и от Сына» и пр. Поцей и другие владыки, принявшие унию, долго обманывали русское духовенство и народ. Они уверяли, что уния не навязывает им ничего нового, что они остаются при своей прежней вере н обрядах Святой Восточной Церкви. Вся разница в том, говорили они, что униаты, вместо цареградского. Патриарха, должны считать своим верховным пастырем папу. Этим-то обманом и увлеклись многиев унию. Близкиекпра- вославию униаты не могли пользоваться уважением со стороны польско-католиков. Последние смотрели на унию как на временную меру, как на состояние, переходное из православия в католичество. По расчетам католиков, уния со временем должна была пасть. Поэтому унию они поддерживали настолько, насколько она давала надежду на ослабление православия и неразлучной с ним русской народности и на усиление латинства и ополячивания среди западноруссов. Сама по себе уния с уцелевшими в ней остатками православия и чертами русской народности не внушала польско-католикам искреннего доброжелательства и уважения. Поэтому они всегда готовы были убожить унию. Они перехватывали из унии в латинство тех бывших православных русских князей и дворян, вообще людей богатых и знатных, которые по малодушию отпали было от православия. Составляя в Польше господствующую Церковь, католики считали себя полноправными сынами Римской Церкви, а на униатов смотрели с пренебрежением, нередко требовали уничтожения унии и полного подчинения католичеству. Смотря на унию как на мост для перехода в латинство, католики позволяли себе вмешиваться в управление униатского духовенства, не уважали сохранившихся в Униатской Церкви обрядов и обычаев Восточной Церкви, не признавали прав, дарованных униатам польским правительством и даже Римом. По свидетельству польского короля Яна Казимира, сами помещики и их управляющие принуждали русских духовных лиц к отбыванию повинностей наравне с крестьянами и к выполнению самых унизительных услуг. Они запрещали им сноситься со своим епископом, подстрекали их к неповиновению владыке, подчиняли своей власти, сажали в тюрьмы. Латиняне в школе и дома осмеивали обряды униатов, детей от смешанных браков крестили в латинство. Уничижение тяготело над всей Униатской Церковью в лице ее иерархии. Не оправдались надежды униатских митрополитов и владык уравняться в правах с латино-польскими бискупами, иметь наравне с ними.место в сенате. Король, некогда суливший им такие права за предательство в пользу унии, обманул их. И сам папа не в силах был упросить или заставить латинян исполнить обещания, данные некогда униатским владыкам. Этому противились латино-польские бискупы, ни за что не хотевшие равнять с собою русских униатских владык. За бискупами оказывали пренебрежение к ним и паны. «Нас, – писал митрополит Рутский, – не признают истинными епископами, равными бискупам латинским, а считают ниже их, как бы хорепископами только и суффраганами; нас не удостаивают сделать, наравне с ними, сенаторами. Наш митрополит й епископы не имеют в государстве никакого, или почти никакого, общественного авторитета и значения. В собрания дворянства нас вовсе не допускают и не позволяют нам говорить в защиту себя даже тогда, когда обвиняют нас, как нарушителей общественного спокойствия». Латинские епископы на соборе в Красностоке (1643 г.) постановили, чтобы униатские епископы отказались от названия «преосвященных», не носили золотых цепей, разве только при богослужении, чтобы оказавшиеся в чем-либо виновными были судимы латинским епйскопом. По праву господствующей Церкви латинское духовенство требовало, чтобы в его пользу платили десятину все униаты, как простолюдины, так и священники, сверх той десятины, которую униаты давали своим епископам и священникам. Папы издавали запрещения брать десятину от униатов. Запрещения эти прибивались даже к дверям костелов, но латинянё все-таки продолжали брать десятину с униатов. По свидетельству униатского митрополита Якова Суши (1664 г.), латиняне домогались даже совершенно уничтожить униатских архиереев и подчинить униатов латинским бискупам.



<< Предыдущая :: Следующая >>